Ильдар Узбеков: Исторические ценности в 2018 году неоднократно похищались и в Европе

Краснодар, 01 Февраля. /Cod23.ru/ Меценат и совладелец арт-галереи в Лондоне Ильдар Узбеков по просьбе «Российской газеты» прокомментировал кражу картины Архипа Куинджи «Ай-Петри.Крым» из Третьяковской галереи.  

 Ильдар Узбеков, говоря о подобного рода происшествиях в других странах мира, привел несколько примеров 2018 года. В ноябре минувшего года преступник, который сумел “залечь на дно” так, что полицейские уже несколько месяцев не могут его разыскать, похитил картину Пьера Огюста Ренуара из галереи венского аукционного дома Dorotheum. В данном случае преступление также было совершено абсолютно незаметно. Мужчина снял картину со стены, в кратчайшие сроки смешался с другими посетителями и после этого, не привлекая к себе никакого внимания, покинул культурное учреждение.  

Стоит отметить, что очень часть люди, которые снимают полотна и уносят их в неизвестном направлении, воспринимаются посетителями музеев в качестве обслуживающего персонала, который просто выполняет свою работу.  

Летом прошлого года в Швеции неизвестные вынесли из собора в городе Стренгнес корону короля Карла IX, корону королевы Кристины и другие символы шведской монархии. Средь бела дня величественные своды собора немо наблюдали за тем, как преступники запрыгивают в катер и направляются в неизвестном направлении с похищенным имуществом.  

А в апреле прошлого года во Франции была украдена одна из главных реликвий Бретани — золотой контейнер, в котором хранится сердце Анны Бретонской, вошедшей в историю как первая в Европе принцесса, надевшая на свою свадьбу в конце XV века платье белого цвета, который ранее имел в европейском обществе резко негативное значение, поскольку воспринимался в качестве цветового символа траура.    

Говоря о дальнейшем сбыте украденных реликвий, которые преступники по абсолютно понятным причинам продают с особой осторожностью, Ильдар Узбеков заявил: «Все музейные собрания оцифрованы и находятся в открытом доступе. Ещё несколько лет назад я тоже так считал. Есть расхожее мнение, что ворованные произведения искусства покупают сумасшедшие коллекционеры и тайно любуются ими в своих подвалах в полном одиночестве. Где та грань, за которой безобидное и вполне естественное желание чем-то обладать переходит в болезнь, до сих пор не ясно. Но такие больные коллекционеры, видимо, существуют, как и существует, надо полагать, черный рынок ворованных предметов искусства. Однако есть и другие покупатели и вполне легальные, например, страховые компании».  

Говоря о сотрудничестве преступников со страховщиками, Ильдар Узбеков пояснил, что порой злоумышленники, не сумев найти покупателя, связываются с представителями страховых компаний. В данном случае говорить о преступном сговоре не стоит. Дело в том, что грабители, угрожая уничтожить определенную реликвию или же произведение искусства, требуют часть страховой стоимости. Страховщики договариваются со злоумышленниками. Последние действительно возвращают украденное. После подобных сделок в СМИ появляются новости о том, что на свалке или в полузаброшенном подвале была найдена украденная вещь.  

Также меценат заявил, что последствия кражи могут иметь как негативный, так и позитивный оттенок. «Негативные последствия — это дискредитация руководства музея и организации, которая призвана для охраны музея. А у всех есть свои конкуренты и они не дремлют. Возможны и позитивные последствия: такой инцидент должен способствовать привлечению средств в бюджет музея, например, для закупки новейших охранных систем, для увеличения штата смотрителей и т.д. Очевидно, что российским музеям выделяется недостаточно средств для эффективной охраны их бесценных коллекций», — считает Ильдар Узбеков.  

Источник: “Российская газета”

Популярное
Городские события
Спорт
Происшествия