«Цена ошибки – война или мир». Как работают переводчики первых лиц

«Цена ошибки – война или мир». Как работают переводчики первых лиц

Сенаторы-демократы призывают переводчика Трампа раскрыть детали беседы с Путиным. «Политика Сегодня» узнала, какие правила соблюдает те, кто знают больше всех.

«То, о чем говорилось на закрытых встречах и мероприятиях, не должно покидать стен кабинета ни в каком виде, – говорит российский полиглот и синхронный переводчик Дмитрий Петров, работавший с Владимиром Путиным, Борисом Ельциным и Михаилом Горбачевым. – Это важно, и это не обсуждается. Правило касается и устного перевода, и телефонных переговоров, и фрагментов беседы, написанных от руки».

По мнению переводчика, главное для работников его профессии – ко всему быть готовым заранее.

«Нужно выяснить о тех, кого собираешься переводить, все, что возможно. Важно изучить так называемый бэкграунд, подготовиться, морально собраться. А ещё – быть в курсе той темы, на которую предстоят переговоры. Обычно готовятся тезисы», – рассказывает полиглот.

«Цена ошибки – война или мир». Как работают переводчики первых лиц

Профессия кажется довольно простой и не связанной с рисками, однако переводчики могут столкнуться с проблемами. Например, лирические отступления политиков (они не опасны, но могут затруднить общение) или неожиданный переход к теме, которая заранее не оговаривалась.

«Здесь требуются навыки, как вести себя во время мероприятий и переговоров, – продолжает Дмитрий Петров, – Когда можно начинать перевод, какие есть техники, чтобы тактично прервать человека, который выступает. Их, кстати, три. Можно поймать взгляд политика, можно дождаться его выдоха, а в крайнем случае – допустить физическое касание».

«Цена ошибки – война или мир». Как работают переводчики первых лиц

Полиглот напоминает, что синхронный перевод – всегда парная работа. Специалистов двое, чтобы избежать перегрузок переводчика или заменить одного другим в случае форс-мажора. Бывает и такое, что перевод просто прекращается и политик перестает понимать своего коллегу. Такие ситуации происходят обычно из-за неисправности оборудования или неправильных действий техперсонала.

«С одной стороны, работа с политиками требует высокой ответственности. С другой – их выступления достаточно предсказуемы, здесь все четко и понятно, хотя бывают и экспромты. Наша задача – не ошибаться. Потому что цена ошибки – война или мир», – говорит Петров.

А вот Павел Палажченко, переводчик Михаила Горбачева и политический аналитик, уверен: профессия, которой он посвятил жизнь, – совсем не рискованная.

«Цена ошибки – война или мир». Как работают переводчики первых лиц

«Когда делаешь свою работу хорошо, то она не опасна. Ошибки совершают все, только цена у них разная. Такое случалось и со мной: бывало, что-то неловко произносил или допускал грамматическую оплошность. Хуже – исказить смысл. Если так ошибается переводчик первых лиц страны, то на таком уровне он больше, конечно, не работает», –говорит аналитик.

Вспоминая о шестилетней работе в роли переводчика главы СССР, Палажченко с гордостью признает, что он и его коллеги (в том числе американские) внесли большой вклад в ускорение разоружения двух держав и прекращение холодной войны.

Читайте ИА «Политика сегодня» в Яндекс.новостях

Источник

Популярное
Городские события
Спорт
Происшествия